Последние комментарии

  • Yvan23 августа, 19:56
    При чём тут затраты? Тот, кто хоть раз попробовал только что сорванную помидорку, ещё тёплую от солнца, а вдогонку ку...Овощная экономика. Что дешевле: посадить или купить?
  • Маша Соколова23 августа, 17:22
    Лучину еще зажгите вообще будет хорошо.....Мне надоели обычные шторы и жалюзи. Я беру ненужный тюль и за час преображаю свое окно
  • Natali Климова23 августа, 13:36
    Серо зелёный цвет стен не нравится, как будто это офис, а не жилая комната. Для офиса, как рабочий кабинет хорошо ( т..."Дешево и сердито" или "Бедненько, но чистенько"

Так будет и с вашим 25-этажным муравейником

Фото: reddit

Три года назад в Глазго, крупнейшем городе Шотландии, снесли жилой комплекс Red Road Flats. Восемь многоэтажных башен когда-то были построены, чтобы вытащить из трущоб почти 5 тысяч человек. Но, как это всегда случается с микрорайонами муравейников, в итоге они стали новым гетто и не избежали сноса.

Британские СМИ рассказывают историю этого ЖК, которая для наших застройщиков, чиновников, согласовывающих проекты бесконечных полей 20-этажек, и самих покупателей квартир должна стать поучительной.

Когда-то это были самые высокие жилые здания в Европе и "маяк надежды для жителей трущоб Глазго", пишет The Guardian.

Построенные в 1960-е годы на северо-восточной окраине Глазго, эти башни предназначались для размещения почти 5000 человек в рамках попыток снизить перенаселённость и облегчить "боевые" условия трущоб. Но в последующие десятилетия их преследовал ряд проблем, социальных и структурных.

Одним из первых жителей этих зданий был Джон Худ. В 1969 году он въехал в двухкомнатную квартиру в одном из только что построенных корпусов. Он говорит, что благодаря этим квартирам уровень жизни многих людей значительно улучшился.

"Я вырос в многоквартирном доме с моим братом, двумя сёстрами, матерью и отцом. Мы все набились в две спальни, так что было очень тесно, – рассказывает он. – Мы жили там в военные годы, когда всё было плохо. Туалет был снаружи. Ванной не было. Если ты хотел быть чистым, ты мог разве что вымыться в раковине".

Квартира Худа была одной из 312 в 28-этажном здании Petershill Court. Она была его домом на протяжении более трёх десятилетий. У него осталось много счастливых воспоминаний, но постепенно здания пришли в упадок.

"Сначала было здорово, – говорит он. – Но с течением времени [сюда] въезжали люди, у которых были проблемы с наркотиками и алкоголем. Здания начали ветшать. Если бы за ними ухаживали, это до сих пор могло бы быть очень хорошее жильё. Но хотя люди [чиновники] давали множество обещаний, когда доходило до того, чтобы действительно что-то сделать, всё упиралось в деньги".

Кэтрин Грэй делила одну из квартир со своим мужем и двумя сыновьями. Она также сказала, что у неё есть приятные воспоминания о времени, проведённом в этих зданиях, но затем условия резко ухудшились.

"Когда квартиры были новыми, все знали своих соседей, ваша дверь всегда была открыта, и вы всегда останавливались поболтать, если встречали кого-нибудь на лестнице", – говорит она. – Но были и проблемы. Лифт в нашем корпусе постоянно ломался, а я жила на 13-м этаже. Для пожилых людей это было очень тяжело. А к тому времени, когда я съезжала, вода текла прямо через стену спальни всякий раз, когда шёл дождь".

Она добавила, что беспокойные соседи усугубляли проблемы этого микрорайона.

"Вы имели дело с людьми, употреблявшими наркотики и мочившимися в лифтах, – говорит она. – И люди бросали вещи из окон. Иногда это было ведро воды, но также это могли быть использованные подгузники, даже старые телевизоры и кухонные плиты. И приходилось следить за тем, с кем ваши дети выходили играть: множество мальчишек выходили на улицу и дрались".

Квартиры приобрели дурную репутацию, а в 1977-м пожар унёс жизнь 12-летнего мальчика. Многие жители потребовали переселения. Использование асбеста при строительстве зданий стало ещё одной проблемой, оттолкнувшей целый ряд жильцов.

В 1980-м году власти объявили два корпуса Red Road Flats непригодными для проживания семей. Вместо семейных людей туда въехали студенты и члены YMCA. Принимались некоторые меры против преступности: появились домофоны, электронные ключи и круглосуточные дежурные-консьержи.

Количество преступлений снизилось, но хорошую репутацию ЖК так и не смог себе вернуть. Кроме того, его здания были самыми высокими в Глазго и пользовались определённой популярностью у самоубийц.

Фото: Murdo MacLeod / Guardian

К началу XXI века стоимость ремонта зданий уже превышала ренту, получаемую городом от жильцов, поэтому в 2008-м было принято решение начать постепенный снос ЖК.

В 2012 и 2013 годах были снесены первые две башни.

В 2014-м совет Глазго предложил сделать взрыв 5 из оставшихся 6 зданий главным номером церемонии открытия Игр Содружества. Но этот план вызвал возражения бывших жильцов, требовавших уважения к собственному прошлому. В результате башни взорвали год спустя без всякой помпы.

Чем обстановка в Red Road Flats отличалась от обстановки в наших 25-этажных микрорайонах? Совершенно ничем. Только в Глазго проблемы проявились через 15-20 лет после того, как эти дома были заселены. А в наших ЖК они проявляются практически сразу. Не верите – чаще читайте питерские новости.

Источник ➝

Популярное

))}
Loading...
наверх